Олег Рой: «Я всегда любил придумывать мир, которого нет»

1
99
"Я рано понял, что жизнь состоит из разных историй".

Олег Рой — один из самых популярных и издаваемых писателей нашего времени. Родился в уральской глубинке, окончил педагогический институт, несколько лет проработал директором школы-интерната. Долгое время прожил в Швейцарии, где продолжал издавать свои романы для взрослых и детские книги.

Рой является лауреатом нескольких литературных премий и занимает первые строчки в различных списках самых популярных авторов современности. Многогранность Олега не может не поражать поклонников его творчества. Помимо написания книг, он занимается благотворительностью, фотографией, продюсированием, пробует себя в кино и пишет музыку. Наш корреспондент встретился с писателем и поговорил о личной и творческой жизни любимого миллионами автора.

— Олег, расскажите, пожалуйста, о своем детстве. Кем мечтали стать?

— Я не слишком люблю говорить о детстве. В нем не было всего того, что есть в рекламе плавленого сыра, которую крутят по телевизору на всех центральных каналах. Все эти семейные ужины за большим столом, теплые взгляды родителей, сказки на ночь, детский смех существовали в каких-то параллельных вселенных — других домах, в которых загорался по вечерам мягкий свет. «Нет, сынок, это – фантастика», — вот эта фраза мне близка и понятна.

Я рос иначе и рано понял, что жизнь состоит из разных историй, меня не ограждали от боли и от падений. Что касается желаний, то это сейчас дети хотят стать президентами, бизнесменами, гонщиками и шоуменами, а мы, мальчишки, брали пример с Гагарина, с наших великих спортсменов, а еще с героев любимых книг. С персонажей Дюма, Жюля Верна, Марка Твена. И ведь, согласитесь – это были действительно достойные примеры. Они учили дружбе, мужественности, умению постоять за себя и за своих друзей и близких, добру и справедливости. И мы очень хотели поскорее вырасти и улететь в космос или отправиться бороздить морские просторы, ведь в этих профессиях всегда был дух романтики и приключений.

— Были ли предпосылки к тому, чтобы стать писателем? Если да, то какие?

— Сколько себя помню, я всегда любил сочинять истории, причем, не в смысле – обманывать кого-то, привирать – нет, скорее, придумывать мир, которого нет. В интернате, в лагере, во дворе вокруг меня всегда собирались девчонки и мальчишки, слушали мои рассказы, спрашивали, что будет дальше… В основном, это были страшилки, которые со временем переросли в мистические истории.

— Как Вам пришла идея написать свою самую первую книгу в жизни?

— Каждый вечер, укладывая сына спать, я рассказывал ему сказки. Это были разные истории – короткие, длинные, смешные, волшебные… Все они уходили не в печать, а в ночь, в сон, в наши с ним разговоры. Именно в тот период я придумал свои самые первые истории о маленьком человечке Лёшике, которые впоследствии стали моей первой книжной серией для детей и даже вошли в «Золотую детскую библиотеку».

«Я коллекционировал истории великих людей».

Это что касается детских историй. А первый серьезный роман «Зеркало» я написал в 1989 году, он вышел в свет спустя три года, но, надо признать, что в 90-х людям было не до романов. Перестройка коснулась почти каждого человека. Эта история отправилась вместе со мной в Швейцарию, там она имела успех, а через какое-то время снова была переиздана в России, опубликована большим тиражом, правда, уже под другим названием «Амальгама счастья».

— Первые книги и известность появились у Вас, когда Вы жили еще в Швейцарии. Повлияло ли место проживания на творчество? Другими словами, начали ли бы Вы писать, если бы не уезжали из России?

— Я пишу, как дышу. Конечно, приятно сидеть на берегу красивейшего озера в окружении густого тумана и высоких гор, смотреть куда-то вдаль и сочинять строки для нового романа. Но, по словам, как по проводам, должен идти ток. Слова обладают невероятной силой, они могут, как вдохновить, так и опустить человека на самое дно, именно поэтому задача писателя – собирать эти слова по крупицам, по всему миру.

Я часто путешествую, люблю просто гулять по улицам незнакомого города и ощущать, как в голове рождаются какие-то новые, непохожие по стилю, мысли и чувства, которые я тут же записываю от руки, в блокнот, а потом редактирую и добавляю в свои произведения. Такое часто бывает со мной в Питере. Это – город с особой энергетикой. В нем всегда ощущаешь себя, как в пятом измерении. Влажный воздух, свинцовое небо, купола храмов, древнеегипетские сфинксы на Университетской набережной… Иногда кажется, что сам дух города нашептывает какие-то интересные истории.

— Помните ли Вы свое первое утро, когда проснулись известным? Как впервые ощутили, что Вы – популярный писатель? В чем это проявилось?

— Когда я читаю истории о том, как человек в одно прекрасное утро проснулся знаменитым на весь мир, то воспринимаю это, как красивую легенду. Либо это удача, либо чья-то протекция, либо он просто удачно «хайпанул» и взлетел на вершины чатов. В моей жизни такое утро растянулось на целое десятилетие. Я просыпался в разных состояниях, в дождь, в солнце, в зиму, в лето, прежде чем войти в десятку самых издаваемых писателей России и сотню самых популярных авторов мира.

— Вы один из самых продуктивных писателей в России. У вас выходит несколько книг в год. Откуда столько идей? Где черпаете вдохновение?

В мире существует свыше семи миллиарда человек, значит, ровно столько существует идей и историй. Вдохновение можно найти, где угодно – в погоде, в человеке, в музыке, в чувствах. Мне нравится наблюдать за людьми в кафе, в парках… Иногда сюжет романа может родиться из случайно подслушанного разговора, подсмотренной на ходу сцены взаимоотношений, например, громкой ссоры или нежного объятия. Кто эти люди? Почему они ведут себя именно так, а не иначе?

«Вдохновение можно найти, где угодно – в погоде, в человеке, в музыке, в чувствах».

Я всегда говорю, что каждый человек – это готовый роман, надо только внимательнее присмотреться к нему, а развить и додумать сюжет поможет воображение. Но вы знаете, иногда я и сам задумываюсь о том, что же такое вдохновение и могу ответить словами героя одного из моих романов: «Никакого вдохновения нет. Есть впечатления. Есть эмоции. Есть труд. Тяжелый и кропотливый. Бессонный и молчаливый. Есть сотни исписанных черновиков и сожженных рукописей, есть горы неопубликованных рассказов и миллионы стихов, заживо захороненных в столах. Иногда цена одной красивой строчки равняется суткам… И это того стоит. Ты только подумай – одна-единственная строчка может найти отклик в душе читателя, заставить человека задуматься, сменить гнев на милость или попросить прощения. В этом и кроется сила искусства, благодаря ей ты начинаешь чувствовать себя волшебником и совсем по-другому воспринимать творческий процесс»…

«Мои герои отражают реальных людей».

— Как Вы создаете характер персонажа? Есть ли у вас книги, где героя Вы писали с реального человека?

— В любом характере важно уделить внимание деталям. У каждого из нас есть свои собственные черты и привычки. Я коллекционировал истории великих людей, замечал и записывал интересные моменты. Например, Бетховен, уже будучи известным и богатым, мог позволить себе многое, но, тем не менее, он предпочитал старый паб и самое дешевое вино. Этот момент создает черту, через которую мы можем заглянуть в его прошлое…

«Писать для детей — это самое великое чудо!»

Так же, все мои герои отражают реальных людей. Даже, когда я сижу в кафе, я наблюдаю за людьми — за их словами, жестами, взглядами. Ну и, конечно, каждый герой – это Олег Рой. Будь то положительный персонаж или отрицательный, писатель так или иначе занимается сублимацией.

— Как относитесь к экранизации ваших произведений?

— Для любого автора экранизация – это честь и большие ожидания. Это – вторая жизнь для истории. Одно дело, когда писателя и читателя разделяют страницы книги, и совсем другое, когда история проходит через сценаристов, актеров, режиссеров, монтажеров и выходит в широкий прокат. Я знаю много примеров, когда автор приходил на премьеру и не узнавал свою историю, это уже была совсем другая тема. Конечно, хочется, чтобы текст не потерялся за спецэффектами и видениями других людей.

— Какие книги более сложные для написания – для детей или для взрослых? В конкретно вашей практике.

— На этот вопрос давно ответили классики — для детей надо писать, как для взрослых, только лучше.

Дети любят волшебство, но при этом всегда очень тонко и точно чувствуют фальшь. Обманешь один раз – и все, больше тебе не поверят. Поэтому те авторам, которые утверждают, что им сложно писать для детей, я могу сказать только одно: «Не пишите!» Зачем насильно вытягивать из себя тексты, в которые вы сами не верите, которые вам не органичны.

Что касается меня, то я обожаю писать для детей, я без этого жить не могу. Это мой маленький отпуск. Если я вдруг устаю от взрослого романа и хочу отправить в путешествие, чтобы отдохнуть и перевести дыхание, я начинаю тут же писать что-нибудь детское. Поверьте, это невообразимо и потрясающе, когда ты чувствуешь себя заново ребенком, когда ты отправляешься в путешествие по волшебным вселенным, сражаешься со злодеями, веселишься с Джингликами, открываешь мир с Дракошей Тошей.  Я прямо молодею на тридцать лет, а может быть и больше. Писать для детей – это самое великое чудо!

— Каковы ваши творческие планы на будущее?

— Мне очень нравится, как развиваются истории про «Дракошу Тошу». В настоящее время работаем над новыми сериями, в ближайших планах – выпуск советов для родителей. Параллельно идет работа над созданием сказочной Вселенной «Стражи гор, «Хранители метро, «Изгои». Продолжаю развивать книжную серию «Мечтатели», и, как отдельную составляющую этой серии — истории о новых приключениях Джингликов – «Хэппиленд. Так что, планов – много. Премьерам – быть!

Олег Мастеров, 
«INSTANEWS-MEDIA»

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Олег Рой — любимый автор нашей семьи! Взрослые зачитываются романами, дети смотрят Джингликов и Дракошу Тошу!)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя